23 июня 12:00 • СТОПКОРОНАВИРУС.РФ
Эксклюзив

Эксперт: опыт пандемии будет способствовать росту числа желающих поступить на ИТ-специальности

О том, какие изменения неизбежны в системе образования, и как этим процессам поможет национальная программа «Цифровая экономика Российской Федерации», сайту стопкоронавирус.рф рассказал Сергей Пилипенко, директор по направлению «Кадры для цифровой экономики» АНО «Цифровая экономика».

– Как опыт пандемии скажется на развитии системы образования?

– В области образования произошли системные, тектонические сдвиги. Пандемия обнажила противоречия, которые существовали, но прежде не проявлялись так явно. И теперь их надо оперативно разрешать.

Прежде всего, система оказалась недостаточно устойчивой. Федеральные государственные образовательные стандарты фиксируют конечный результат, достигать которого можно, используя различные инструменты, формы и методы образования.

Однако массовый переход в онлайн не позволил реализовать образовательный процесс в полной мере и на должном уровне. Теперь важно детально зафиксировать обнаружившиеся проблемы: что было не так для учителя, обучающегося, разработать конкретные методические рекомендации по использованию онлайн-образования в рамках реализации основной образовательной программы. 

Кроме того, в процессе появился еще один участник: большой груз образовательных действий был переложен на семью. В соответствии со статьей 17 Федерального закона «Об образовании» образование может быть получено вне организаций, осуществляющих образовательную деятельность в форме семейного образования и самообразования. Указанные формы до пандемии не имели широкого распространения. В нынешних условиях мне представляется перспективным применение данных форм получения образования, и на рынке труда будет востребована профессия персонального куратора семейного образования. 

– Как вы оцениваете практику внедрения образовательных платформ?

– Здесь также проявился целый комплекс противоречий. Возникло противоречие нормативного характера: практика онлайн-образования сложилась, а в законодательстве нет таких понятий и терминов, как «онлайн-платформы», «онлайн-сервисы» и т.д., сложившуюся практику только предстоит описать.

Сергей Пилипенко

Пандемия выявила и противоречие между государственным и коммерческим образованием. Школьные учебники и образовательный контент проходят серьезную экспертизу, в сфере допобразования такого регулирования нет. В период пандемии в связи с переходом на тотальное онлайн-образование компании онлайн-образования предложили свои платформы и контент для использования в рамках обучения по основной образовательной программе, пошло взаимопроникновение, ворота приоткрылись. 

Теперь возникает вопрос, допустит ли государство бизнес с его развитыми ресурсами к участию в основной образовательной программе в дальнейшем или нет? Появление альтернативы также обострило проблему выбора персональной траектории для обучающегося: почему я должен изучать то, что определяет мне школа или вуз, если есть возможность изучить контент быстрее и качественнее, обращаясь к другим источникам, ресурсам?

– Каким, на ваш взгляд, будет дальнейшее соотношение онлайн и традиционного образования?

– Мы понимаем, что их не надо противопоставлять друг другу, традиционное образование и онлайн должны стать частью единой системы. Сдвиг произошел, онлайн-образование будет развиваться, но нужно формировать принципы и методологию, найти баланс, чтобы обеспечить качество образовательного результата. 

– Усилит ли пандемия дефицит кадров для цифровой экономики?

Ситуация с пандемией не просто обострила дефицит кадров, она помогла сформулировать запрос, каких именно специалистов на рынке не хватает. Краткосрочный дефицит нивелируется за счет кризиса всей экономики. 

А вот в средне- и долгосрочной перспективе он будет усиливаться. Сейчас ежегодно выпускается около 25 тыс. специалистов с вузовским образованием, но только незначительная часть из них способна немедленно приступить к решению профессиональных задач на должном уровне. Система высшего образования в большей степени ориентирована на теоретическую подготовку, а не на прикладную, поэтому на выходе выпускники не вполне соответствуют требованиям рынка труда. Компании вынуждены тратить время и деньги на их дообучение и переобучение. Решением может стать прикладной бакалавриат, где студент уже с 3 курса может совмещать трудовую деятельность с учебой. 

Проблема еще и в том, что в период кризиса нужны не просто квалифицированные специалисты, а специалисты, обладающие универсальными компетенциями, которые позволяют оперативно адаптироваться к изменяющимся условиям. Это непростая задача, к этому вузы в большинстве своем не готовят. Всем нам, а прежде всего абитуриентам, студентам необходимо более четкое понимание, кто такие кадры для цифровой экономики. Только ли программисты и разработчики, или дизайнеры, управленцы и т.д.? 

– Увеличение числа принятых в вузы на ИТ-специальности – один из ключевых показателей нацпрограммы «Цифровая экономика». Как повлияет нынешняя ситуация на его достижение?

– К 2024 году число зачисленных студентов должно вырасти с 50 тыс. до 120 тыс. человек ежегодно. Пока количество выделенных бюджетных мест отстает от запланированных показателей. Например, на 2020 год по всем группам специальностей было выделено 58 тыс. мест при запланированных 60 тыс., в 2021 году этот разрыв окажется еще больше. 

Сейчас совместно с новой командой Минобрнауки мы ищем пути, как достигнуть целевого показателя за счет подготовки ИТ-специалистов по другим отраслям. «Оцифровка» пошла даже в спорте. Мы совместно с Минобранауки России прорабатываем, в какие направления вложить так называемое «цифровое ядро», которое подразумевает навыки программирования, чтобы восполнять дефицит ИТ-специалистов с учетом отраслевой специфики, как оптимизировать качество образовательных программ, чтобы выпускники были способны по окончании вуза сразу приступить к работе.

Уверен, что опыт пандемии будет способствовать росту числа желающих поступить на ИТ-специальности. 

– Весной завершился пилотный проект по выдаче персональных цифровых сертификатов на освоение компетенций цифровой экономики. Каковы итоги?

– В 2019 году 5 тысяч цифровых сертификатов получили первые пять регионов – участниками эксперимента стали Башкортостан, Татарстан, Якутия, Тульская и Ростовская области. В этом году будет распределено еще 33 тыс. сертификатов, а к 2024 году их число достигнет 1 млн. Номинал такого сертификата – 15 тыс. рублей. За эти деньги нельзя пройти полноценную программу переподготовки: можно донастроить имеющиеся компетенции.

Решением может стать разделение сертификатов на два вида: одни будут предусматривать повышение квалификации, как сейчас, другие – переподготовку. Этот инструмент прошел апробацию, но теперь его нужно перенастроить под потребности рынка труда, регионов, людей, потерявших работу, и сделать это оперативно. Для этого необходимо привлекать бизнес, который обладает собственными ресурсами, инфраструктуру Worldskills, где сильна прикладная составляющая. 

– Как вы в целом оцениваете влияние пандемии на федпроект по кадрам для цифровой экономики?

– Системных изменений в рамках нацпрограммы не будет, но все три ее составляющие – система общего образования, система высшего образования и программа обучения граждан – будут скорректированы. 

В школе произойдет сдвиг в сторону цифрового обеспечения учебного процесса. В области высшего образования произойдет перенастройка в сторону использования альтернативных ресурсов, будет развиваться система перезачета, у студентов станет больше выбора. Произойдут изменения в стандартах, будет развиваться система подготовки ИТ-специалистов с учетом отраслевой специфики. Что касается граждан - будет усовершенствована система цифровых сертификатов, переформатирована сама система их предоставления, чтобы они больше соответствовали реальным запросам регионов и самих граждан.

К списку новостей