20 января 13:00 • СТОПКОРОНАВИРУС.РФ
Эксклюзив

Нельзя остаться в стороне: как сотрудник Центра имени Гамалеи в 91 год привился от COVID-19

Главный научный сотрудник Национального исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии имени Н.Ф. Гамалеи Виктор Зуев работает в центре уже 60 лет. О том, почему в 91 год он посчитал необходимым вакцинироваться от COVID-19 «Спутником V», который разработал его центр, и не побоялся это сделать, Зуев рассказал порталу стопкоронавирус.рф.

— Виктор Абрамович, почему вы решили привиться?

— Это было необходимо. Когда в мире возникает какое-то событие, связанное с распространением вирусов, я не могу стоять в стороне. 60 лет назад, когда в Москву был завезен вирус натуральной оспы, смертность от которого может достигать и 100%, я принял активное участие в борьбе с его распространением. Сейчас же, в период пандемии коронавируса, мне поступает очень много вопросов, в том числе от журналистов, я отвечаю на них, разъясняю ситуацию, то есть, несмотря на свой возраст, веду активный образ жизни. И в какой-то момент я все-таки подцепил где-то этот вирус. Сдал тест, он оказался положительным. Потом анализ крови показал наличие антител в очень невысоком титре, всего 1:200. Это очень мало.

Будучи старым гамалеевцем, я обратился к своим коллегам, сказал им, что они-то уже все привились, а я остался в стороне — это неправильно. И в конце августа 2020 года я сделал первую прививку. Чувствовал себя после этого роскошно, а затем еще осенью привился от гриппа. Я это делаю каждый год, потому что уже 40 лет работаю с вирусом гриппа и знаю, что это такое.

Антон Кузнецов/ТАСС

После прививки у меня обнаружили гигантский титр антител – 1:3200. Даже после перенесения коронавирусной инфекции с тяжелым течением редко бывают такие высокие титры. Это развязало мне руки, потому что, будучи привитым, я без всяких стеснений и сомнений смог принимать предложения о проведении встреч и мероприятий.

— Вакцину Центра имени Гамалеи зарегистрировали в рекордные сроки, у многих есть сомнения в том, что она достаточно изучена и безопасна. Могли бы вы разъяснить эту ситуацию?

— Вакцина, которая была изготовлена в нашем центре, — это не вакцина, которую сделали по счастливой случайности на раз-два. К этой вакцине шли практически 25 лет. Дело в том, что векторная технология задумывалась и развивалась для создания лекарственных препаратов для лечения тяжелых генетических заболеваний у детей. Но в один прекрасный день сотрудники нашего центра приняли решение посмотреть, а вдруг можно использовать эту же технологию для приготовления вакцин. В результате они создали две коронавирусные вакцины — помните, у нас были коронавирусы 2002–2003 годов и 2012–2013 годов. Вакцины оказались безвредными и очень эффективными — стимулировали выработку высоких титров антител, которые сохранялись не в течение трех-пяти недель, а годами. А примерно шесть лет назад по той же векторной технологии в нашем центре приготовили вакцину не против коронавируса, смертность от которого плюс-минус 1%, а от геморрагической лихорадки Эбола, смертность от которой иногда достигает и 100%. Эта вакцина была высоко оценена Всемирной организацией здравоохранения.

Антон Кузнецов/ТАСС

По этой же технологии было принято решение приготовить и вакцину против COVID-19, что и было сделано. Почему в такие короткие сроки? Потому что все уже было ясно, не надо было все снова начинать от буквы А. У наших специалистов уже была сверхуверенность в ее безопасности для здоровья и высокой эффективности. При этом людям требовалась срочная помощь, ведь они продолжают болеть и умирать. Главное уже было известно, поэтому вакцина была зарегистрирована до третьего этапа. И у главы нашего центра академика РАН Александра Гинцбурга есть полное обоснование для того, чтобы утверждать, что иммунитет при использовании вакцины будет держаться примерно два года.

— Ваш совет людям старшего возраста: вакцинироваться или нет?

— Недавно я с наслаждением услышал по телевизору рекомендацию прививаться людям старшего возраста с хроническими заболеваниями.

Мне уже идет 92-й год, и должно быть понятно, что я не отличаюсь спартанским здоровьем. Я не сидел в башне из слоновой кости. У меня было детдомовское детство, будучи подростком, я попал под поезд, когда работал санитаром во время Великой Отечественной войны на военно-санитарном поезде. Утром я глотаю от трех до четырех таблеток, вечером могу и до семи принять, у меня гипертония, повышен сахар. Тем не менее у меня не было сомнений по поводу вакцинации.

Беседовала Ксения Петрова  

К списку новостей