11 декабря 2020, 13:00 • СТОПКОРОНАВИРУС.РФ
Эксклюзив

«Главное — не усложнять себе жизнь»: старший медбрат о том, как болел дома

Медицинские работники больше подвержены риску заразиться в числе первых. Даже если не работают в «красных» зонах, даже если соблюдают все необходимые меры предосторожности. Старший медбрат терапевтического отделения Томской областной клинической больницы Дмитрий Власов рассказал порталу стопкоронавирус.рф, как заболел, лечил COVID-19 дома и что ему помогло избежать тревожного настроения.

— Дмитрий, вы же помните, как начиналась пандемия, наверняка ведь следили за новостями с начала года?

— Конечно! Но только тогда не казалось, что происходит что-то существенное и важное. Уж точно не было ощущения, что это будет настолько масштабно. С учетом сферы деятельности мы все меры предосторожности соблюдали с самого начала, а вот когда стали появляться рекомендации Министерства здравоохранения и Роспотребнадзора РФ, думаю, всем без исключения стало ясно, что все серьезно.

— А когда сами заболели?

— Можно сказать, мне повезло. Со мной это произошло уже, как принято говорить, во вторую волну. Повезло по двум причинам: во-первых, к осени уже было понятно, с чем мы имеем дело, какие симптомы, последствия, какими могут быть осложнения. Во-вторых, весну и лето я провел спокойно в работе и заболел в середине октября. Мы по динамике прироста заболевших всегда шли с небольшим отставанием от Москвы, например, поэтому, когда я заболел, у нас еще было не так много людей заболевших. А вот когда выздоровел, тогда уже и число заболевших стало прирастать.

Заразиться, конечно, мог на работе. Мне кажется, мы все к этому готовы. У медиков риски инфицироваться в разы выше, даже если не работаешь в «красной» зоне, ведь в больницу здоровые люди не обращаются. Постоянно в медицинской организации находишься в контакте с пациентами, они поступают с положительным тестом, а многие еще даже не знают, что они положительные, особенно в приемном покое, куда привозят на скорой. Нужно время, пока тест человек сдаст, пока мазок придет. Поэтому, когда я заболел, меня это не очень удивило.

Валерий Касаткин/Газета "Область здоровья"
Валерий Касаткин/Газета "Область здоровья"

— По каким ощущениям поняли, что происходит что-то не то?

— Были температура и слабость, но от обычной простуды отличалось тем, что температура держалась несколько дней. Привычные методы, которыми можно избавиться от симптомов простуды, не помогали: пил парацетамол, он помогал сбить температуру, но к вечеру она опять подскакивала и держалась на 38 примерно.

Тогда «сдался» врачу. Обычно ведь к врачу стараешься не обращаться до последнего и понимаешь, что это неправильно, но все равно не идешь. Терапевт меня послушал, сделал назначения, рекомендовал компьютерную томографию (КТ). В самой поликлинике у нас томографа нет, я поехал в больницу, чтобы сделать КТ. Исследование показало, что у меня полисегментарная пневмония — вовлечены три сегмента легких. Хотя я этого тогда совершенно никак не ощущал. Еще мы каждую неделю на работе тест на COVID-19 сдаем, и я как раз перед встречей с терапевтом тест сдал, потом КТ сделал, а вечером уже и результат исследования пришел. Тесты у меня всегда отрицательные были, а тут положительный. Мне позвонили, сообщили результат теста, сказали, что нужно вызвать врача, чтобы скорректировать лечение.

Пришел врач, назначил дополнительные противовирусные препараты, рассказал, что делать, чтобы симптомы пневмонии легче перенести. Больничный мне тоже тогда продлили.

— А сам положительный тест вызвал какие-то эмоции? Все-таки к разным ОРВИ мы уже привыкли, а тут пандемия.

— Паники не было. Ну коронавирус, значит, коронавирус. Болеть, конечно, неприятно, по ощущениям в чем-то похоже на грипп, но ведь никогда не знаешь, как именно ты переболеешь — в легкой форме или с осложнениями. Поэтому, с одной стороны, конечно, медики уже более или менее спокойно относятся, хотя и настороженно. С другой — хотя я сам был психологически готов к тому, что заболею, конечно, не хотелось. Все-таки было такое ощущение, что это другие люди где-то заболевают, но не я сам. Но мне повезло, я все-таки в легкой форме перенес.

Сергей Мальгавко/ТАСС
Сергей Мальгавко/ТАСС

— Болели дома все время?

— К счастью, да. У меня одышка появилась, просто по квартире пройду — и уже дышать тяжело. Справлялся ингаляциями. Я как-то в целом был уверен в своих силах и в том, что до больницы не дойдет. Конечно, с самого начала было понятно, что сразу в больницу рваться смысла нет. Если бы стало хуже, тогда можно было бы обратиться в больницу. А так зачем лишний раз напрягать коллег и занимать койку, когда на ней можно лечить пациента, у которого действительно тяжелое течение болезни. Так что дома нормально контролировал самочувствие.

Трудно было первые несколько дней, когда температура на пике больше 38. Тогда почти ничего делать не можешь, просто лежишь, тогда и есть даже особо не хочется. В основном дома делал все то же самое, что и при любом другом респираторном заболевании: пил много жидкости, справлялся с кашлем ингаляциями и разными грудными сборами. Противовирусные препараты, назначенные врачом, работают — ничего особенного больше и не сделаешь, не добавишь к этому. Главное — не усложнять себе жизнь при лечении дома: назначили лекарства — следуешь назначениям.

Несколько дней полежал, потом стал в себя приходить, хотя все равно еще около недели держалась температура. Одышка еще недели две сохранялась, но я постоянно был в контакте с врачом. Когда надо, он корректировал лечение. А когда температуры и других симптомов уже не было, направили на новые ПЦР-тесты. А они уже пришли отрицательные, и я вышел на работу. В общей сложности около трех недель провел на больничном.

— А близкие как отнеслись — тревожились, поддерживали?

— Маме я говорить не стал. Просто сказал, что приболел, но без подробностей, зачем ее волновать. Только сестре сказал. У жены тоже взяли ПЦР-тест, он был положительный. У нее тоже были одышка и боль в грудной клетке, так и лечились вместе. Детям вообще без разницы, они почти и не заметили, только в сад не ходили. Мы предупредили в детском саду, что болеем.

Валерий Касаткин/Газета "Область здоровья"

— Как думаете, что лично вам помогло справиться с тревогой?

— До того как сам заболел, я уже столько видел переболевших пациентов, которые благополучно выздоравливали и возвращались к обычной жизни, что ничего особенного не происходит, люди возвращаются из больницы домой. Наверное, поэтому и мы не тревожились.

— Тем людям, кто сейчас болеет и кто боится заболеть, можете что-нибудь порекомендовать?

— В целом хотел бы пожелать людям здоровья, при первых признаках ОРВИ незамедлительно обращаться в поликлинику, ни в коем случае не впадать в панику, соблюдать все рекомендации как лечащего доктора, так и Министерства здравоохранения и правительства РФ. COVID-19 поддается лечению, и статистика доказывает нам это. Главное — не бояться. И еще раз всем желаю здоровья и позитивного настроения!

К списку новостей