12 июня 2020, 11:55 • ПАРЛАМЕНТСКАЯ ГАЗЕТА
Новости СМИ

Главный эпидемиолог Минздрава: число заражённых коронавирусом в России может значительно снизиться к концу июня

В несколько регионов России пришла жаркая погода, а вместе с ней ультрафиолет, который негативно влияет на вирусы, и в том числе на COVID-19, сказал «Парламентской газете» главный эпидемиолог Министерства здравоохранения, академик РАН, заведующий кафедрой эпидемиологии и доказательной медицины Первого МГМУ им. И.М. Сеченова Николай Брико. Тем не менее, по его словам, распространение инфекции это не остановит. Также учёный объяснил, почему снятие карантинных ограничений в Москве было своевременным и что нужно делать, чтобы количество заражённых не увеличивалось.

- Николай Иванович, как жаркая погода влияет на коронавирус?

- Яркий солнечный свет, ультрафиолет - это факторы, которые благоприятно влияют на общую резистентность макроорганизма. Это стимуляция выработки витамина D, который участвует в процессах обмена кальция, защищает от злокачественных новообразований и укрепляет иммунитет. При этом на возбудитель ультрафиолет влияет негативно. Многие микроорганизмы, и в том числе новый коронавирус, погибают при его воздействии. На этом основано, например, действие различных приборов для дезинфекции воздуха, применяемые в медицинских организациях, в общественных местах. Там используются аппараты на основе действия ультрафиолета.

- Можно ли в связи с этим говорить, что летом благодаря солнцу люди будут меньше заражаться или течение болезни будет более лёгким?

- Сейчас сложно понять, будет ли оно более лёгким, потому что течение заболевания зависит от многих факторов — это и доза возбудителя, и общая резистентность макроорганизма. Но то, что ультрафиолет и солнечный свет негативно влияют на возбудитель, это доказано. Правда, передача возбудителя может и не замедлиться. Мы видим, что в странах Южной Америки, где сейчас много случаев заражения, в той же Бразилии и других странах, где, казалось бы, жаркие температуры, идёт распространение вируса. Но его активность уменьшается, ультрафиолет действует на него губительно.

Так что, поскольку распространение инфекции всё же может быть, изоляционно-ограничительные мероприятия должны обязательно соблюдаться и в жаркую погоду. Это социальное дистанцирование, ношение масок в общественных местах, транспорте, магазинах. Сейчас, на фоне постепенного снятия ограничений, это очень важно, потому что опыт зарубежных стран говорит о том, что ситуация может ухудшиться, если преждевременно отказаться от этих мер.  

- Но в Москве сейчас довольно резко стали снимать ограничения. Как вы считаете, эти действия преждевременны или нет?

- Я как раз считаю, что они своевременны. Да, ситуация в мире и в России продолжает развиваться, люди ещё заражаются. Но вместе с тем последние три недели отмечена стабилизация заболеваемости, число новых случаев колеблется от 8 до 9 тысяч по стране. В Москве фиксируют не более двух тысяч случаев, а 10 июня вообще было минимальное количество заражённых — 1195. Так что на фоне резкого снижения новых случаев заболевания можно говорить о том, что мероприятия по снятию ограничений своевременны.

К тому же ограничения не будут снимать одновременно. И мэр столицы, и Роспотребнадзор говорили об этапах этого процесса. Роспотребнадзором разработаны критерии, по которым данные решения будут приниматься. Это индексы репродуктивности, число новых случаев заражений, это такой показатель как свободный коечный фонд, охват тестированием. Сегодня мы, кстати, на втором месте по тестированию на РНК вируса после США, у нас охвачено тестированием более 13 миллионов человек. И ещё есть дополнительные критерии: по оценке заболеваемости пневмонией в сравнении с многолетними уровнями и доля лиц, имеющих иммунитет по результатам выборочных исследований на антитела к вирусу. Эти тесты проводят в Москве и ещё нескольких регионах.

По предварительным данным исследований на антитела в Москве, где-то лишь 14 процентов людей имеют иммунитет к SARS-COV-2. Принято считать, что необходимо 60-70 процентов иммунных людей, чтобы предупредить распространение вируса при его заносе в коллектив, чтобы эпидемический процесс в такой группе был не столь активным. Полагаться на естественное «проэпидемичивание», конечно, в корне не верно, это чревато последствиями. Мы видим это в тех странах, где выбрана пассивная тактика в контроле над инфекцией. Единственная эффективная мера, которая может контролировать вирус с воздушно-капельным механизмом передачи, это вакцинация. Поэтому очень нужна вакцина, чтобы искусственно создать эту иммунную прослойку. А пока важно соблюдать социальную дистанцию, носить маски в общественных местах, особенно пожилым людям и лицам из групп риска.

- Как вы думаете, когда можно ждать значительного снижения числа заражённых?

- Исторический опыт развития эпидемий свидетельствует, что фаза обратного развития эпидемии, как правило, более продолжительная во времени, чем фаза роста заболеваемости. Мы достигли максимального уровня заболеваемости, сейчас процесс стабилизировался. Обратное развитие эпидемии предполагает постепенное снижение заболеваемости до единичных случаев. Я надеюсь, что июнь будет тем месяцем, когда это произойдёт и ситуация значительно улучшится.

К списку новостей