01 июня 14:00 • СТОПКОРОНАВИРУС.РФ
Эксклюзив

Эксперт: вакцинация детей – фактор национальной безопасности

Многие страны мира приостановили плановую вакцинацию, в том числе детскую, в связи с пандемией COVID-19. О том, почему важно придерживаться календаря детских прививок, каковы основные отличия течения новой корнавирусной инфекции у детей и как заботится о детях нацпроект «Здравоохранение», в Международный день защиты детей сайту стопкоронавирус.рф рассказала главный внештатный детский специалист по профилактической медицине Минздрава РФ, председатель исполкома Союза педиатров России Лейла Намазова-Баранова.

– Вы выступали за продолжение вакцинации по национальному календарю в период пандемии. Если ребенок после прививки заболеет коронавирусом, не станет ли течение болезни более тяжелым?

– О необходимости продолжать плановые прививки детям есть официальная позиция ведущих структур ООН (ВОЗ, UNICEF, др.) и мирового профессионального педиатрического сообщества. И мы, российские детские врачи, полностью разделяем эту точку зрения. 

Сегодня нет никаких доказательств того, что вакцинация повышает риск инфицирования ребенка новым вирусом или влияет на течение болезни.

Вакцинация против одной болезни не может ослабить иммунитет против другой инфекции. Кроме того, нет никаких оснований считать, что пандемия создает какие-либо новые риски для вакцинирующихся. Более того, вакцинация особенно важна именно во время пандемии, так как если перестать прививать детей от других инфекционных болезней, на смену пандемии COVID-19 придут другие, не менее опасные эпидемии – дифтерии, кори или полиомиелита, например. 

В США, где сегодня не очень дружат с ВОЗ, Центр по контролю и профилактике болезней (CDC) разместил рекомендацию о строгом следовании схеме рутинной иммунизации детей, прежде всего, первых 24 месяцев жизни, еще 24 марта. Позже, 8 мая, был опубликован отчет CDC о текущей ситуации с вакцинацией детей, в котором представлен анализ количества заказываемых врачами вакцин для иммунизации детей за период с начала января по конец апреля 2020 года (по сравнению с аналогичным периодом 2019 года). В анализ вошли все вакцины, рекомендованные для иммунизации детей (кроме противогриппозных, сезон введения которых закончился), в том числе, отдельно – против кори-краснухи-паротита (применение которых рассчитано отдельно для детей младше 2 лет и для детей от 2 до 18 лет). 

Оказалось, что снижение числа заказанных вакцин за указанный период исчислялось сотнями тысяч и миллионами: на 3,5 млн детей меньше было провакцинировано в 2020 году по сравнению с прошлым годом, в том числе против кори-краснухи-паротита – на 400 тыс. меньше, прежде всего, за счет детей 2-18 лет. Данные из Индии свидетельствуют о снижении на 69% вакцинации детей против кори-краснухи-паротита за период 4 месяцев карантина, что не может не настораживать. Хочется, чтобы все граждане понимали, вакцинация – это фактор национальной безопасности. А бороться против нее могут только те, кому не нужна сильная и здоровая Россия.

– Если смотреть на статистику, то в какой возрастной группе среди детей появилось больше заболевших? Есть ли сопутствующие заболевания?

– С заболеванием COVID-19 у детей, как подчеркивалось многократно, в целом ситуация достаточно неплохая – дети часто бывают бессимптомными носителями, а если и болеют, то редко и в основном легко. 

Можно проиллюстрировать это положение цифрами из доступных на сегодня медицинских источников: в КНР среди заболевших детей (0-19 лет) было 2,2%, в основном тех, кто был старше 10 лет. В США – детей среди заболевших 1,7%, госпитализации потребовали лишь 5,5% из их числа, летальные исходы - единичные. Из последней работы, опубликованной на днях в J Pediatrics, - среди немногих госпитализированных детей были, в основном, младенцы первого года жизни (за них страшнее всего) и подростки старше 15 лет. 

Кстати, именно лица молодого возраста от 15 до 34 лет (а среди них – в большей степени это касается молодежи 20-24 лет), по данным публикации Гарвардского университета, являются основными распространителями инфекции в обществе, что безусловно, требует особо внимательного выстраивания мер снижения распространения SARS-CoV-2. 

Что касается заболеваемости детей в других странах, то данные примерно такие же. Швейцария: заболеваемость детей до 10 лет - 0,4%, 10-19 лет – 2,6% от всех пациентов с COVID-19. Швеция: до 10 лет – 0,5%, 10-19 лет – 1,3% всех случаев. Испания: дети (до 18 лет) – 0,8% всех заболевших. Скрининг населения в Исландии не выявил случаев инфицирования новым вирусом детей младше 10 лет, среди лиц более старших возрастов – 0,8%. Индия: 2,5% среди заболевших составили дети первых 10 лет жизни, 5% - 10-18 лет. 

В России заболеваемость детей колеблется от 5 до 7% среди заболевших. Действительно более тяжело болеют дети с избыточной массой тела и ожирением или имеющие другие хронические иммуновоспалительные болезни, течение которых не контролируется предписанным протоколами лечением. Или, говоря другими словами, дети с тяжелой коморбидностью, но строго продолжающие свое базисное лечение, не болеют или болеют редко.

Темой последних недель стали публикации о так называемом педиатрическом системном воспалительном синдроме (или Кавасаки-подобном синдроме) – тяжелом заболевании, вероятно, ассоциированном с инфицированием SARS-CoV-2, поражающем детей спустя 1,5-2 месяца от начала эпидемической вспышки в стране. О таких случаях первыми написали медики Великобритании, затем Испании, США и других стран. На сегодняшний день в мире описано 600 случаев, поражаются, в основном дети 4-14 лет, летальных исходов, к счастью, всего 5. Есть четкие межэтнические различия в заболеваемости. 

– Если в семье заразился ребенок, какие правила безопасности нужно соблюдать? 

– Скорее всего, ребенок, имевший контакт и даже получивший возбудителя SARS-CoV-2, не будет иметь никаких симптомов болезни. Однако, если болезнь все-таки проявится, то будет протекать в виде легких респираторных или гастроинтестинальных симптомов.

Вообще стоит подчеркнуть, что симптоматика у детей разнится от того, что наблюдается у взрослых, так как есть симптомы, которые встречаются у детей реже или чаще, чем у взрослых, а есть те, что встречаются исключительно у взрослых или только у детей. 

Так, например, часто встречаются у детей: асимптоматическое течение, лихорадка (лишь в половине случаев), кашель (примерно у каждого второго), боль в горле/фарингит (в 40% случаев), легкая диарея, ко-инфекции (грипп А и В, M. pneumonia, RSV, RV и т.д.). Редко у детей бывают ринорея, свистящее дыхание, недомогание/головная боль/миалгии/. 

Часто встречаются у взрослых, нет данных по детям: аносмия/гипосмия (у взрослых отнесена к патогномоничным симптомам), конъюнктивит (RT-PCR+), у трети госпитализированных взрослых – острое поражение почек, требующее заместительной почечной терапии, среди находящихся на ИВЛ – у 90%. 

Часто встречаются у детей, неизвестно про взрослых: «ковидные пальцы» в отсутствие иных симптомов болезни (пальцы или отдельные фаланги, болезненные, внешне похожие на отмороженные, описаны у детей в Испании, США). В двадцатых числах мая появились новые публикации о них (в Италии и Испании), накапливаются данные в других странах (США и т.д.), в которых говорится о том, что данный симптом может использоваться как патогномоничный для установления диагноза COVID-19 у детей даже в лабораторно не подтвержденных случаях. 

Описаны недавно: папуловезикулезная сыпь (как при ветряной оспе) отмечена у пациентов всех возрастов в Италии и неврологические осложнения (синдром Гийена-Барре, инсульты, полинейропатии, в том числе, быстропреходящие), а также психиатрические осложнения (делирий, сменяемый депрессией, повышенной тревожностью, инсомнией и долгими последствиями посттравматического стресса). Как видно из описанного выше, меры помощи ребенку в каждой семье будут выстраиваться, исходя из конкретной клинической ситуации.

В настоящее время наша группа занимается обследованием детей, перенесших COVID-19, чтобы представить для практического здравоохранения научно-обоснованные комплексы реабилитационных мероприятий для таких пациентов. Не хочется недооценить коварность вируса на выходе из пандемии.

– Одним из ключевых направлений нацпроекта «Здравоохранение» является оказание помощи детям. Сейчас, в период пандемии, замечаете ли вы изменения в качестве и доступности услуг здравоохранения для детей?

– Качество медицинской помощи определяется строгим следованием протоколам. Уверена, в отношении COVID-19 проблем с этим нет, так есть официальные методические рекомендации по ведению таких пациентов, доступные как на профильном сайте Министерства здравоохранения РФ, так и Союза педиатров России или на сайте главного внештатного специалиста педиатра и главного специалиста детского Минздрава РФ по профилактической медицине. Здесь же можно найти всю самую актуальную информацию, обновляемую ежедневно. Полезны для коллег могут быть и вебинары по теме «Дети и COVID-19», представленные рядом с текстовыми файлами. 

Что касается доступности услуг, то хотелось бы напомнить, – оказание медицинской помощи больным с хроническими болезнями не может быть остановлено ни при каких обстоятельствах. Как было указано выше, именно в этих непростых условиях следует быть уверенными, что пациенты получают всю необходимую терапию. Тогда и встреча с SARS-CoV-2 будет им не страшна. 

Также жизненно необходимо в этих условиях продолжить плановую вакцинацию детей. Уже доказано, что привитые дети (особенно с использованием живых ослабленных вакцин, таких, например, как BCG - против туберкулеза, тривакцины против кори-краснухи-паротита или оральной полиовакцины) болеют инфекционными и неинфекционными болезнями реже, чем непривитые. И COVID-19 – тоже.

Более подробно с последней информацией по теме «Дети и COVID-19» вы можете ознакомиться на сайте Союза педиатров России и сайте главного внештатного специалиста детского Минздрава РФ по профилактической медицине.

К списку новостей