20 апреля 2020, 14:43 • РИА НОВОСТИ
Новости СМИ

"Внучку не видел пять недель": нижегородский врач о борьбе с COVID-19

Смена у анестезиолога-реаниматолога бригады экстренного реагирования нижегородского центра медицины катастроф Ивана Лавренова — 24 часа. За это время приходится эвакуировать по 10-12 больных. Сегодня главная задача его бригады — оказание помощи пациентам с коронавирусной инфекцией.

В рамках специального проекта РИА Новости и сайта стопкоронавирус.рф "Вирус, который мы победим вместе. Истории врачей" Иван Александрович Лавренов рассказал о том, почему средняя продолжительность жизни медиков его специальности — 57 лет, что чувствует доктор, не видевший родных больше месяца, и почему, даже когда на глаза наворачиваются слезы, нельзя умирать с каждым пациентом.

По земле и по воздуху

Анестезиологи-реаниматологи — медицинская элита. Именно на их долю выпадают самые сложные случаи, они стоят у черты, отделяющей жизнь от смерти. В Нижегородском центре медицины катастроф Лавренов работает уже 14 лет, и за эти годы повидал всякое: пожар в "Хромой лошади", чудесное спасение пятилетней девочки, потерявшейся в нижегородском лесу, чемпионат мира по футболу... Каждый день он спасает жизни.

Бригада экстренного реагирования нижегородского территориального центра медицины катастроф

Центр медицины катастроф располагает уникальной техникой и высококлассными специалистами. Их ждут там, где счет идет буквально на минуты — инфаркты и инсульты, тяжелые травмы … Ну а сейчас все силы бросили на борьбу с коронавирусом.

"Наша бригада (а всего у нас их семь) специализируется на COVID-19. Мы доставляем больных в медицинские учреждения на спецтранспорте, в том числе воздушном",  говорит врач.

Смена длиной в сутки

Смена продолжается 24 часа, в бригаде три человека: врач, медсестра, водитель. Никогда не угадаешь, что приготовил новый день, да и коварный коронавирус пока еще диктует свои условия.

"Больных надо доставить туда, где есть нужное оборудование  например, компьютерный томограф, чтобы провели исследования. Кроме того, мы занимаемся эвакуацией тяжелых пациентов оттуда, где нет условий для оказания полноценной медицинской помощи  в частности, из райцентров в специализированные стационары Нижнего Новгорода. Часто приходится подключать к аппаратам искусственного дыхания", — продолжает реаниматолог.

По его словам, за одно из дежурств его бригада выполнила 12 эвакуаций. Это значит, что медики пришли на работу к восьми утра, а вернулись "на базу" во втором часу ночи. "В последнюю смену, когда привезли 11 человек, мы утром, в половину восьмого, выпили чаю и уехали. Следующий раз чай попили в семь вечера", — приводит пример врач.

"Перед выездом мы первым делом облачаемся в защитное обмундирование — на это уходит пять-семь минут. Костюмы, респираторы, очки… Все двери автомобиля, кроме одной, герметизируем скотчем, чтобы не было никакой утечки в кабину водителя. Проверяем оборудование — и в путь", — объясняет Лавренов.

Больных выводят или выносят к автомобилю. Тяжелых или в состоянии средней тяжести обычно около половины. Как и во всех регионах, в Нижегородской области коронавирус распространяется довольно быстро, и если уже сегодня многие врачи работают, что называется, на пределе возможностей, то что будет через две недели — месяц, прогнозировать никто не берется.

"Причем здесь усталость не столько физическая. Мы, как никто другой, понимаем опасность этой инфекции, видели людей, которые с нами разговаривают, шутят, а по данным КТ они обречены. Огромное психологическое напряжение. И бывает очень, очень тяжело", — признается врач.

Защита для тела и души

У врачей центра есть все, чтобы обезопасить себя от инфекции, — костюмы, маски, перчатки, респираторы. Но от душевной боли, переживаний за пациентов ничто не защитит.

"В конце смены чувствуешь даже не усталость, а опустошение. И на работе это не чувствуется, а когда приходишь домой, хочется просто сесть и ничего не делать. Я анестезиолог-реаниматолог. Я постоянно вижу людей на грани смерти", — говорит Лавренов. В такие минуты, продолжает он, всегда вспоминаются слова его учителя по реаниматологии: "Если врач будет умирать вместе с каждым больным, он ляжет вместе с ним".

"Ничего не поделаешь. Остается только цинизм, но цинизм — это не то, что нам надо. Это крайний случай, когда все плохо, когда за цинизмом прячутся слезы. Это не здесь, не сейчас, это из другой практики", — рассуждает реаниматолог.

Конечно, он беспокоится о близких. "Я с дочерью и внучкой не виделся уже пять недель. Точно так же и у всех наших коллег", — уточняет он.

Его супруга — тоже врач, работает с коронавирусными больными. "У нас равная вероятность получить эту заразу, поэтому мы с ней на самоизоляции. Заболеть, конечно, не хочется. Но паники нет, я все понимаю. Есть вещи, которые, как погоду, не изменить, вот и тут так", — объясняет Лавренов.

Пациентов он поддерживает не только медикаментами и процедурами, но и добрым словом, потому что, отмечает врач, у большинства в глазах и словах — паника.

"Лучше всего помогает рассказ о самом заболевании. Все же кричат "коронавирус", но не понимают, что это такое, какие симптомы, лечение. Перевозил одного пациента, спрашиваю: "Когда заболел?" Говорит: тринадцать дней назад. Я: ну и хорошо, потому что все ухудшения у нас на восьмой-десятый день. Он обрадовался: то есть хуже уже не будет? Я: нет, не будет", — описывает доктор эпизод из своей практики.

Будем работать, сколько сможем

По мнению врача, некоторые, кого коронавирус обходит пока стороной, относятся к угрозе легкомысленно. И если в первую неделю карантина многие дисциплинированно сидели по домам, то теперь в городе опять появились пробки.

"Всегда же есть ощущение: с кем-то случится, но не со мной. Придет беда, но не ко мне. Я повторюсь: чем меньше людей на улице, тем меньше заболеют, тем больше шансов, что наша система здравоохранения не будет перегружена и помогут всем", — подчеркивает Лавренов.

Важно сгладить пик заболеваемости, чтобы хватило медицинских ресурсов. "Врачи будут работать, пока смогут, но скажу вам, что по статистике, средняя продолжительность жизни анестезиолога-реаниматолога — 57 лет. Это в "мирное время", если нет таких нагрузок. На сколько хватит нас в этой ситуации — не знаю ", — говорит Иван Александрович. Он сетует, что специалистов его профиля в регионе очень не хватает, дефицит кадров сказывается на тех, кто принял на себя основную нагрузку сегодня.

"Когда меня спрашивают, что я буду делать в отпуске, куда поеду, я говорю, что не буду ходить на работу. Уже то, что никто тебя не дернет, не надо в срочном порядке натягивать сапоги, халат, респираторы, костюм, — здорово. А что касается хобби, до него сейчас дела нет. Я читаю, слушаю аудиокниги", — отвечает на наш последний вопрос Лавренов.

Но, конечно, он выберется в лес за грибами, на рыбалку, просто отдохнуть на природе. Когда все закончится.

К списку новостей