10 апреля 2020, 13:58 • РИА НОВОСТИ
Новости СМИ

Истории врачей: как лаборантка из Испании работает в новгородских деревнях

Ирати Санхуро приехала в Россию из Испании шесть лет назад, выучила русский, подтвердила диплом фельдшера-лаборанта. Сегодня вместе с тысячами коллег по всей стране она вступила в борьбу с эпидемией. Каждое утро Ирати собирает "коронавирусный чемоданчик" и отправляется в путь. За день объезжает до десятка деревень в Новгородской области — берет анализы у местных жителей.

В рамках специального проекта МИА "Россия сегодня" и сайта стопкоронавирус.рф "Вирус, который мы победим вместе. Истории врачей" Ирати рассказала, как проходят ее будни и почему каждый вечер она убеждается, что у нее есть повод гордиться своей профессией.

Испанка против коронавируса

Ирати родилась и выросла в Испании в многодетной по российским меркам семье, где воспитывались еще брат и сестра. Она признается: в институте училась без энтузиазма.

"Для меня это было нудно, скучно, но, когда я уже устроилась на работу, мне она показалась очень интересной, все завораживало. Помню, как было любопытно разглядывать клетки эпителия. Ты смотришь и понимаешь: можно увидеть, что человек чем-то болеет, найти у него бактерии. То есть я даже немного жалела, что была такой бездельницей", — смеется Ирати.

Русский язык она учила с самого детства. В России оказалась в 2014-м: "любовь-морковь", коротко объясняет Ирати. Сегодня по ее речи ни за что не опознаешь иностранку, да и душой, похоже, она уже русская. Страну Ирати поменяла, а вот профессию сохранила — сдала в Курске экзамен по специальности, полученной еще в Испании, дождалась документов и перебралась в Воронеж, где ждал любимый человек.

"Это было в 2018-м. Вообще, моя специальность — фельдшер-лаборант, я работала в клинико-диагностической лаборатории. Брала кровь из пальца — на лейкоциты, гемоглобин, СОЭ. Еще мазок, кал, моча, мокрота, разные биоматериалы", — поясняет Ирати.

Месяц назад она переехала в Великий Новгород и устроилась во фтизио-пульмонологию. А когда началсь эпидемия, Ирати поручили брать анализы на коронавирус.

Ненормированный день

"Встаю в шесть утра, еду в лабораторию, готовлю чемоданчик со всеми нужными материалами. И оттуда — по деревням", — говорит Ирати.

В коронавирусном чемоданчике — пробирки, антибактериальные салфетки, шприцы, хлорид натрия, ручка, маски, перчатки, контейнер для использованных материалов.

В Новгородской области много деревень и поселков. Если ехать по трассе — вполне комфортно, а стоит свернуть — "то яма, то канава". Ирати не жалуется — надо так надо, но признается, что к вечеру спина, бывает, "отваливается".

"Вот приезжаем мы. Кроме масок и перчаток, у меня есть противочумной костюм. Он застегивается, есть капюшон. Еще — шапочка, очки, респираторы хорошие, налокотники, ботинки хирургические чуть ли не по колено. Экипирована я с ног до головы", — улыбается лаборантка.

Одно дело — если ты с утра облачился в униформу, а вечером снял, другое — когда менять всю "амуницию" приходится после каждого пациента. А их у Ирати бывает до 17 в день.

"Да, неудобно. Заходишь к пациенту, это все шелестит, очки потеют. Но что делать? Знаете, здоровье дороже", — добавляет Ирати.

"Астронавт" у ворот

В деревнях часто ждут Ирати как спасителя — именно с анализа, который она возьмет, закрутится колесо коронавирусной фортуны. "Абсолютно каждый задает вопросы: "Когда будет готово?", "Где это делается?", "В Сибирь анализ отправят?", "Когда мне сообщат результат?", — перечисляет Ирати.

Все мазки из носа и зева она берет на дому, потому что жители соблюдают карантин, выходить наружу никому нельзя. Врач заранее предупреждает о процедуре: перед анализом не пить, не есть, зубы не чистить.

"Иногда люди пугаются, когда к ним в калитку такой "астронавт" заходит, и собаки лают. Бывает, конечно, вообще не хотят пускать, потому что "вдруг вы меня сейчас заразите". Приходится объяснять, что я абсолютно стерильна, что я всю одежду меняю", — рассказывает лаборант.

Но чаще все же ее ждут и встречают спокойно и с улыбкой: "Даже на чай приглашат, но я вежливо отказываюсь. Спасибо, приеду летом! — отшучиваюсь, чтобы не обидеть".

Ирати помнит каждого пациента — и тех, что восьмером вернулись из отпуска в Турции и попали на карантин, и тех, у кого температура "подскочила" до 37,3, и они запаниковали.

Оставаться на чай ей, прямо скажем, совсем некогда: минут пять-шесть на анализ, оформление необходимых бумаг, и снова в путь — в следующую деревню. Таких переездов за день может быть пять-шесть, а то и восемь. Названия деревень испанская новгородка пока еще не запомнила, к тому же к вечеру голова идет кругом, и не то что деревню — имя свое позабудешь.

Первый анализ

Это сейчас Ирати привыкла и довела каждое действие до автоматизма. А поначалу, вспоминает она, и руки тряслись, и пот заливал глаза. "Некоторые пациенты даже успокаивали. И вообще, каждый запомнился человечностью и пониманием, большое им спасибо за это", — искренне благодарит лаборантка.

Поддерживали молодую сотрудницу и заведующая лабораторией, и главврач, и коллеги — настраивали на позитивный лад, подбадривали, запрещали нервничать и "накручивать себя". Говорили: как только начинаешь переживать, тут же атакуют вирусы и бактерии. "Пошутят, скажут, ты не заболеешь, у тебя хороший иммунитет. Если надо — звони. Я знаю, что мне всегда помогут", — подчеркивает Ирати.

Помочь обрести надежду

Хорошо, если рабочий день заканчивается в шесть вечера. Но, несмотря на усталость, настроение у Ирати, как правило, позитивное. Она не знает, сколько еще проработает в таком режиме: "Честно сказать, я стараюсь об этом не думать, надеюсь, что все это быстро закончится, потому что у каждого из нас энергия ограничена, если вымотаешь свой организм, на следующий день просто не встанешь. Надеюсь, не придется работать 24 часа в сутки. Но если понадобится — готова, буду выполнять свои обязанности".

Что ситуация может ухудшиться, Ирати знает не понаслышке: вся ее семья по-прежнему в Испании, где эпидемия особенно жестокая. Каждый день Ирати звонит домой, узнает, как родители живут в самоизоляции, чем занимаются.

"Все там это очень печально, люди изолированы, ходят только в ближайшие магазины. Все, что говорят в новостях, — абсолютная правда. Штраф, если ты вышел и у тебя нет чека из магазина, — 600 евро. Даже дома в перчатках, в масках. Чтобы себя как-то развлекать, играют в бинго, шахматы, лото целыми этажами, на балконах — пытаются поднять настроение и не киснуть. Разговариваем с мамой и плачем обе", — признается Ирати.

Больше всего ее беспокоит, что она не может сейчас помочь родителям, которые сами дают много советов дочери-медику, оказавшейся на передовой борьбы с новым вирусом. Зато каждый день Ирати помогает десяткам других людей — избавиться от страха неопределенности, обрести надежду, она поддерживает и успокаивает, шутит и подбадривает.

"Я не жалею, что выбрала эту профессию. Я даже горда, потому что в медицине без лабораторий — никуда. И пусть я не лечу, но моя работа очень важна, особенно сегодня", — уверена Ирати.

К списку новостей